Перейти в содержание Вестника РНЦРР МЗ РФ N5.

Текущий раздел: Лучевая терапия.

Четырёхлетние результаты нового режима химиотерапии CEA/ABVD в рамках комплексного лечения распространённой болезни Ходжкина (неблагоприятная прогностическая группа).

Даценко П.В., Паньшин Г.А., Добровольская Н.Ю., Сотников В.М., Мельник Ю.Д.. Российский научный центр рентгенорадиологии МЗ России (г. Москва).

Адрес документа для ссылки: http://vestnik.rncrr.ru/vestnik/v5/papers/dace_v5.htm

 

       Резюме.

Приводятся 4-летние результаты комбинированного лечения 31 больного с IIIV стадией  болезни Ходжкина (неблагоприятная прогностическая группа) с использованием нового режима химиотерапии CEA/ABVD (белустин, этопозид, доксорубицин, блеомицин, винбластин, дакарбазин). Полный эффект (СR) после 4 курсов химиотерапии CEA/ABVD отмечен в 35,5%, СR + полная недоказанная ремиссия (СRu) – в 75%, объективный эффект – в 100%, адекватный эффект (более чем 80% регрессия) – в 96,8%, химиорезистентных форм заболевания не было. Четырехлетняя актуриальная безрецидивная выживаемость после использования режима CEA/ABVD составила 95,8%, 4-летняя общая выживаемость – 96,8%. Смерть от осложнений лекарственного этапа отмечена в 3,2% (1 из 31), рецидив болезни Ходжкина зарегистрирован в 3,2% (1 из 31). При сравнении с контрольным режимом COPP/ABVD (62 пациента с неблагоприятным прогнозом) отмечено увеличение показателей DFS и OS на 20% (p>0,05). Авторы пришли к выводу, что новая схема лекарственного лечения открывает новые перспективы в лечении болезни Ходжкина.

 

Ключевые слова: болезнь Ходжкина, неблагоприятная прогностическая группа, комбинированное лечение,  химиотерапия CEA/ABVD.

 

Оглавление:

 

Введение.

Методы.

·        Режим CEA/ABVD: базовый вариант.

·        Режим CEA/ABVD: пролонгированный вариант.

Результаты.

Обсуждение.

Заключение.

Список литературы.    

 

Введение.

       Благодаря внедрению радикальной программы лучевой терапии [10] и дальнейшим достижениям медицины второй половины XX века болезнь Ходжкина превратилась в заболевание с благоприятным прогнозом [11]. Однако, по данным ряда обзорных публикаций 90-х годов, около 40-50% больных с генерализованным процессом не излечиваются (Национальный раковый институт США, 1999 год).  

       Многочисленные исследования последних десятилетий были направлены на создание более эффективных программ химиотерапии. Длительный 30-летний спор о преимуществе 4-компонентных схем был решен в пользу ABVD [11], которая на V Международном симпозиуме по лимфоме Ходжкина в 2001 году была признана приоритетной для первичных больных [14]. Ушли в прошлое альтернирующие режимы лекарственного лечения COPP/ABVD и MOPP/ABVD, разработаны оригинальные протоколы Stanford V [6] и BEACOPP [8]  для распространенной болезни Ходжкина.

В 60-70-е гг. облучение больших объемов с использованием высоких суммарных очаговых доз было вынужденной, возмещавшей слабость химиотерапии того времени, мерой. В последнее десятилетие “классическая” радикальная программа лучевой терапии [12] практически не применяется, и основным принципом радиационного воздействия стало соответствие объемов опухоли и облучения [15]. Для химиотерапии при ухудшении прогноза - увеличение числа курсов и интенсификация лекарственного компонента [15]. 

       Отдаленные последствия “современных” программ лечения лимфогранулематоза пока достоверно не изучены из-за малых сроков наблюдения, однако, опыт 60-80-х годов прошлого века, свидетельствует о том, что первые 15 лет преобладает смертность от самого заболевания, в дальнейшем - от осложнений лечения [9].  Расширение объема химиотерапии способствовало увеличению числа вторичных лейкозов и миелодиспластического синдрома [4]. Эскалация доз цитостатиков в протоколе BEACOPP по данным Германской группы по изучению лимфом (GHSG) привела к 4% летальности, связанной с осложнениями лечения (2%) и развитием в дальнейшем острого нелимфобластного лейкоза (2%) [13]. Поэтому на сегодняшний день основной задачей является выбор таких программ, которые при максимальной эффективности имеют минимальную токсичность [4], с нашей точки зрения, это положения касается и лекарственного компонента [2].       

Многолетние исследования в РНЦРР, привели нас к выводу, что при распространенном лимфогранулематозе достаточно четырех курсов “интенсивной” химиотерапии, а внедрение в программу комплексного лечения лучевой терапии с поэтапным зональным сокращением полей, позволило практически решить проблему легочных и кардиальных осложнений в ранние сроки [2].                

Таким образом, с середины 90-х годов в РНЦРР была признана приоритетной разработка новых режимов химиотерапии в рамках комплексного лечения лимфогранулематоза. Кроме объединения в схемах препаратов первой линии, был сокращен интервал между введениями цитостатиков в рамках одного цикла, не использовались эскалированные дозы препаратов. Основой новым режимам РНЦРР, в отличие от программы BEACOPP, послужила схема ABVD.

Перейти в оглавление статьи >>>

 

       Методы.

       Новые режимы химиотерапии стали применяться в РНЦРР с 1995 года. С 2001 года в протокол лечения первичных больных с неблагоприятным прогнозом болезни Ходжкина включен базовый режим CEA/ABVD, а в дальнейшем и его пролонгированный аналог (заявка на патент № 2004136539).       

       Протокол CEA/ABVD проведен у 31 первичного больного с неблагоприятным прогнозом болезни Ходжкина (4 курса), в контрольной группе использовался общепринятый вариант лекарственного лечения (COPP/ABVD). Программы лучевой терапии были полностью сопоставимы в основной и контрольной группе.

Перейти в оглавление статьи >>>

 

Режим CEA/ABVD: базовый вариант.

       Базовый вариант CEA/ABVD проведен у 23 первичных больных с неблагоприятным прогнозом HD. Общая продолжительность лекарственного этапа составила 16 недель.

       Таблица 1. Режим химиотерапии CEA/ABVD-baseline.

Препараты

Доза (мг/м2)

Режим введения

№ курса

ABVD:

Доксорубицин

Блеомицин

Винбластин

Дакарбазин

 

25

10

1,4

100

 

1 и 8 дни

1 и 8 дни

1 и 8 дни

1 и 8 дни

 

 

1 и 3

 

CEA/ABVD-bas. :

Белустин (CeCeNU)

Этопозид

Доксорубицин

Блеомицин

Винбластин

Дакарбазин

 

80

100

25

10

6

375

 

1 день

1, 2, 3 дни

1 и 8 дни

8 день

8 день

8 день

 

 

 

2 и 4

 

Интервал между курсами  - 3 недели.

      

       Для преодоления гематологической токсичности в последующем был создан пролонгированный аналог CEA/ABVD-baseline.

Перейти в оглавление статьи >>>

 

Режим CEA/ABVD: пролонгированный вариант.

       Пролонгированная версия CEA/ABVD (заявка на патент № 2004136539) использована у 8 первичных больных с неблагоприятным прогнозом HD, в ней второе введение препаратов на этапе CEA/ABVD перенесено с 8 на 15 день, за счет этого общая продолжительность химиотерапии увеличилась на две недели.

       При анализе отдаленных результатов мы пользовались рекомендациями EORTC и рассматривали следующие показателей выживаемости:

-   безрецидивная выживаемость (disease free survival, DFS) - промежуток времени от начала лечения до появления первых признаков прогрессирования заболевания (рецидива).

-   общая выживаемость (over all survival, OS) - промежуток времени от начала лечения до смерти больного от основного заболевания или происшедшей по любой другой причине.

       Степень регрессии изучалась по принятой в РНЦРР модели, основанной на критериях RECIST и современной классификации оценки эффективности при неходжскинских лимфомах. Определение размеров лимфатических узлов (конгломератов) и очаговых изменений в органах проводилось по наибольшему поперечному размеру (НПР).

Адекватный ответ после лекарственного этапа:

-   Полная ремиссия (CR): 100% регрессия опухолевой массы.

-   Полная недоказанная ремиссия (CRu) с 90% - 99% регрессией.

-   Частичная ремиссия (PR) с 80% - 89% регрессией.

Неадекватный ответ после лекарственного этапа:

-   Частичная ремиссия (PR) с 50% - 79% регрессией.

Отсутствие ответа после лекарственного этапа:

-   Стабилизация с уменьшением опухолевой массы менее чем на 50% или увеличением до 25% при отсутствии новых поражений.

Прогрессирование после лекарственного этапа:

-    Большее или равное 25% увеличение размеров хотя бы одного опухолевого очага или появление новых.

       Определение степени токсичности проводилось в соответствии с рекомендациями ВОЗ и NCIC (Национальный Противораковый Институт США), в которых детально отражены основные виды побочного действия противоопухолевых препаратов в зависимости от степени их градации.

       Расчет общей и безрецидивной выживаемости проводился с помощью построения таблиц дожития “Life table”, рекомендованных Международным противораковым союзом (UICC) и Всемирной организацией здравоохранения по дате последнего обследования. Вычисление и сравнение достоверности различий средних величин осуществлялось с использованием критериев Стьюдента и Фишера. Для формирования компьютерной базы данных и математической обработки был использован вариант программы Tab по методу Каплан-Мейера [1, 5, 7], разработанный совместно с отделом АСОМИ. Все математические вычисления проведены на персональном компьютере.

Перейти в оглавление статьи >>>

 

       Результаты.

       Гематологическая токсичность оценивалась в день окончания и через неделю после завершения курса химиотерапии у 42 пациентов, пролеченных по протоколу CEA/ABVD. 

Токсичность базового варианта CEA/ABVD: гемоглобин.

       В день окончания курса CEA/ABVD-baseline (8 день) показатель гемоглобина исследован в 106 случаях. Гематологическая токсичность 0 степени отмечена в 73 курсах (68,9%), 1 степени – в 24 (22,6%), 2 степени – в 8 (7,6%), 3 степени – в 0 (0%), 4 степени – в 1 (0,9%). Через неделю после завершения отмечено значимое нарастание токсичности 3-4 степени с 0,9% до 17,2%.

Токсичность базового варианта CEA/ABVD: лейкоциты.

       В день окончания курса CEA/ABVD-baseline (8 день) показатель лейкоцитов исследован в 106 случаях. Выраженная гематологическая токсичность 3 степени, требующая прекращения лечения была в 2 циклах (1,9%), 4 степени лейкопении не зафиксировано. Гематологическая токсичность 0, 1 и 2 степени отмечена в 69,8%, 23,6%, 4,7% соответственно. Через неделю после завершения цикла отмечено достоверное нарастание  токсичности 3-4 степени с 1,9% до 74,2%.

Токсичность базового варианта CEA/ABVD: тромбоциты.

       В день окончания курса CEA/ABVD-baseline (8 день) показатель тромбоцитов исследован в 105 случаях. Тромбоцитопений 3-4 степени, требующих прекращения лечения, не выявлено. Через неделю после завершения цикла отмечено достоверное нарастание  токсичности 3-4 степени до 31%.

Токсичность пролонгированного варианта CEA/ABVD: гемоглобин.

       В день окончания курса CEA/ABVD-long (15 день) показатель гемоглобина исследован в 39 случаях. Гематологическая токсичность 0 степени отмечена в 23 курсах (59%), 1 степени – в 9 (23,1%), 2 степени – в 6 (15,4%), 3 степени – в 1 (2,5%), 4 степени – в 0 (0%). Через неделю после завершения курса пролонгированный вариант позволил снизить токсичность 3-4 степени с 17,2% до 0% по сравнению с базовым аналогом. 

Токсичность пролонгированного варианта CEA/ABVD: лейкоциты.

       В день окончания курса CEA/ABVD-long (15 день) показатель лейкоцитов исследован в 39 случаях. Гематологическая токсичность 3 степени была в 3 циклах (7,7%), 4 степени лейкопении не выявлено. Следует отметить, что перенос введения цитостатиков с 8 на 15 дни достоверно повышает уровень гематологической токсичности 1-2 степени с 4,7% до 66,7%, что приводит к снижению доз препаратов в пролонгированном варианте CEA/ABVD. Через неделю после завершения цикла  отмечено достоверное уменьшение токсичности 3-4 степени с 74,2% до 15,3% по сравнению с базовым вариантом.

Токсичность пролонгированного варианта CEA/ABVD: тромбоциты.

       В день окончания курса CEA/ABVD-long (15 день) показатель тромбоцитов исследован в 39 случаях. Тромбоцитопении 3-4 степени, требующих прекращения лечения выявлены в 12,9%, в базовом варианте их не было. Через неделю после завершения цикла отмечено снижение токсичности 3-4 степени с 31% до 11,1% по сравнению с CEA/ABVD-baseline.

       Известно, что кроме основных гематологических  показателей, существует ряд прочих факторов свидетельствующих о нарушениях со стороны кроветворной системы и поэтому их анализ важен для оценки токсичности лекарственных схем. 

Использование колониестимулирующих факторов в процессе лекарственного этапа.

       В процессе лечения по протоколу CEA/ABVD колониестимулирующие факторы (КФС) применены у 38,1% пациентов (16 из 42): базовый – 37%, пролонгированный вариант – 50% (p=1,0). При этом в базовом варианте они назначались после окончания курса, а в пролонгированном – во время его проведения.

Фебрильная температура после  курса химиотерапии.

       Появление фебрильной температуры в большинстве случаев является проявлением выраженной цитопении и требует назначения антибактериальной терапии. В протоколе CEA/ABVD данное осложнение наблюдалось в 21,4%: базовый – 25,9%, пролонгированный вариант – 16,7% (p=1,0).

Проведение курса  не в полном объеме, связанное с цитопенией.

       Возникшая на фоне химиотерапии гематологическая токсичность 3 – 4 степени не позволяет завершить запланированную программу лекарственного лечения. При использовании протокола  CEA/ABVD неполный курс химиотерапии проведен у 11,4% больных: базовый – 3,8%, пролонгированный вариант – 26,7% (p=0,04).

Проведение курса  в сниженных дозах, связанное с цитопенией.

       Снижение доз цитостатиков во время второго введения чаще всего обусловлено гематологической токсичностью 2 степени. При использовании протокола  CEA/ABVD коррекция доз осуществлена в 13,6%: базовый – 0%, пролонгированный вариант – 40% (p=0,002).

Побочные реакции и осложнения.

      Использование противоопухолевых препаратов часто сопровождается побочными реакциями. Кроме этого, цитостатики способны повреждать с разной частотой практически все нормальные структуры.

Токсическое действие химиотерапии на желудочно-кишечный тракт.

       Наиболее частыми осложнениями со стороны желудочно-кишечного тракта является развитие мукозитов (стоматиты, энтериты), гепатотоксичности, тошноты, рвоты.

       Удовлетворительная переносимость протокола CEA/ABVD отмечена в 71,4% при базовом и в 75% - при пролонгированном варианте. Тяжелая переносимость (многократная рвота, не купируемая приемом антиэметиков) зафиксирована у 6,5%  больных.

       Токсические стоматиты наблюдались в 7,1% при базовом, в 8,3% - пролонгированном варианте CEA/ABVD (p=1,0), энтероколиты отмечены в 3,5% и 16,7% соответственно (p=1,0).   Гепатотоксических реакций не было.

Кардиотоксичность и токсическое действие химиотерапии на функцию легких.

       Проявлений кардио и пульмонотоксичности в процессе проведения химиотерапии не наблюдалось.

Поражение мочевыводящей системы.

       В процессе химиотерапии у 1 больного с пролонгированным вариантом CEA/ABVD возник цистит, легко купированный назначением уросептиков. Пиелонефритов, мочекислых нефропатий не было.

Аллергические реакции.

       В процессе химиотерапии у 1 пациента отмечена выраженная аллергическая реакция на этопозид и в дальнейшем ему проводилось лечение по программе ABVD.

Нейротоксичность.

       Нейротоксичности 2 – 4 степени в нашем исследовании не зафиксировано. Единичные проявления 1 степени не мешали дальнейшему проведению химиотерапии.

Нарушения со стороны свертывающей системы крови.

       В процессе химиотерапии у 1 больного с базовым вариантом CEA/ABVD возник умеренно выраженный геморрагический синдром, который не отразился на программе лекарственного лечения. Случаев тромбоза магистральных сосудов в исследовании не отмечено.

Инфекционные осложнения в процессе лекарственного этапа.

       В целом, без каких либо инфекционных осложнений пролечены 81,5% больных с базовым, 75% - с пролонгированным вариантом CEA/ABVD (p=1,0).

       Herpes zoster отмечен у 17,9% пациентов с базовым вариантом CEA/ABVD (пролонгированный - 0%). У 2 больных с базовым вариантом CEA/ABVD после первого курса химиотерапии  диагностирован подчелюстной инфильтрат (7,1%), у одного – гнойного характера, потребовавшего в дальнейшем его вскрытия. В последующем эта пациентка лечилась по протоколу ABVD. Пневмоний инфекционного, вирусного и грибкового генеза, сепсиса в процессе лекарственного этапа не было.

       После окончания курса CEA/ABVD-baseline один больной на фоне цитопении 4 степени скончался от проявлений сердечнососудистой недостаточности.

Отдаленные осложнения новых программ комплексного лечения.

       Злокачественных опухолей и острых нелимфобластных лейкозов в четырехлетние сроки наблюдения не отмечено.

Оценка непосредственного эффекта протокола CEA/ABVD (неблагоприятная прогностическая группа).

       Адекватный ответ в неблагоприятной прогностической группе после химиотерапии по протоколу CEA/ABVD зарегистрирован у 96,8% пациентов, объективный ответ (ПЭ + ЧЭ) – в 100% случаев. Химиорезистентных форм болезни Ходжкина не было (0%). Частота полной и полной недоказанной ремиссии составила 75%. Адекватный ответ в неблагоприятной прогностической группе при базовом и пролонгированном аналоге CEA/ABVD отмечен в 95% и 100%.     

       Применение в лечении первичных больных болезнью Ходжкина протокола CEA/ABVD привело к значимому снижению химиорезистентных форм заболевания до 0% по сравнению с контрольным режимом COPP/ABVD - 12,9% (p=0,04). Полный эффект несколько чаще регистрировался при CEA/ABVD – 35,5%, чем при COPP/ABVD – 33,9% (p=1,0).

Выживаемость при протоколе CEA/ABVD (неблагоприятная прогностическая группа).

       По протоколу CEA/ABVD с 2001 года пролечен 31 пациент с неблагоприятным прогнозом болезни Ходжкина, число курсов химиотерапии у 100% больных – 4.

       Базовый вариант CEA/ABVD проведен у 23 первичных больных с неблагоприятным прогнозом. Общая продолжительность лекарственного этапа составила 16 недель. Два года после начала лечения прослежено 21 пациент (91,3%), три года – 11 (47,8%), четыре года – 6 (26,1%). Таким образом, по базовому варианту нами изучены четырехлетние показатели актуриальной выживаемости, при этом более 50% больных пережили критический срок для возникновения рецидива (3 года).  Рецидив HD с поражением щитовидной железы на второй год после окончания лечения зафиксирован у одного больного (4 DFS – 95,2%), четырехлетняя общая выживаемость составила 95,6% (один больной умер от осложнений химиотерапии). 

       Выживаемость при пролонгированном варианте протокола CEA/ABVD.

       Пролонгированный аналог CEA/ABVD использован у 8 первичных больных с неблагоприятным прогнозом HD.  Общая продолжительность лекарственного этапа составила 18 недель. Два года после начала лечения прослежено 4 пациента (50%). Таким образом, по пролонгированному варианту нами изучены двухлетние показатели актуриальной выживаемости. В указанные сроки наблюдения  рецидивов HD и летальных исходов не отмечено: 2 DFS и OS - 100%. 

Показатели безрецидивной выживаемости протокола CEA/ABVD  в зависимости от типа неблагоприятной прогностической группа.

       Неблагоприятную прогностическую группу условно можно подразделить на две подгруппы [3]. В подгруппу с распространенной HD (III(2) – IV стадии) вошли 13 пациентов, а в подгруппу с прочими факторами риска неблагоприятного прогноза – 18. Различий по критерию безрецидивной выживаемости в двух прогностических подгруппах не отмечено: 100% и 92,8% соответственно (p=1,0).

Безрецидивная выживаемость в зависимости от применяемых схем лекарственного лечения (неблагоприятная прогностическая группа).

       Программа COPP/ABVD использована у 62 пациентов. Восемь курсов химиотерапии проведено у 2 больных (3,2%), у остальных – меньшее количество циклов (95,2%). Отмечены более чем 20% различия в показателях безрецидивной выживаемости: протокол CEA/ABVD – 95,8%, COPP/ABVD – 71,4%. Сводные результаты представлены в таблице 2.

 

Таблица 2.

 

ГРУППЫ

БЕЗРЕЦИДИВНАЯ ВЫЖИВАЕМОСТЬ (ГОДЫ)

1

2

3

4

5

CEA/ABVD

100%

95,8%

95,8%

95,8%

-

COPP/ABVD

86,8%

82,9%

78,5%

71,4%

66,5%

Достоверность

0,002

0,11

0,14

0,18

-

   

Общая выживаемость в зависимости от применяемых схем лекарственного лечения (неблагоприятная прогностическая группа).

        Отмечены почти 20% различия в показателях общей выживаемости: протокол CEA/ABVD – 96,8%, COPP/ABVD – 79,7%. Сводные результаты представлены в таблице 3.

 

Таблица 3.

 

ГРУППЫ

БЕЗРЕЦИДИВНАЯ ВЫЖИВАЕМОСТЬ (ГОДЫ)

1

2

3

4

5

CEA/ABVD

96,8%

96,8%

96,8%

96,8%

-

COPP/ABVD

93,2%

85,7%

79,7%

79,7%

79,7%

Достоверность

1,0

0,1

0,1

0,2

-

Показания для назначения новых режимов  химиотерапии.

       Протокол CEA/ABVD создан и внедрен в клинике РНЦРР для лечения прогностически неблагоприятной формы болезни Ходжкина. Возраст пациента является важнейшим параметром для выбора схемы химиотерапии:

-     базовый вариант CEA/ABVD мы рекомендуем использовать у больных от 16 до 40 лет из-за высокой гематологической токсичности. 

-       пролонгированный аналог создан для лиц старше 40 лет.

Рекомендации при применении новых режимов  химиотерапии.

       Использование в лечении прогностически неблагоприятной формы болезни Ходжкина базового варианта CEA/ABVD требует назначения у трети больных колониестимулирующих факторов через неделю после окончания курса. Учитывая их высокую стоимость, важным критерием для прогнозирования высокой гематологической токсичности является исследование гематологических показателей после первого курса ABVD: при наличии лейкопении 3 – 4 степени через неделю после завершения цикла с высокой степенью вероятности можно предсказать выраженную токсичность схемы CEA/ABVD-baseline. При невозможности использования колониестимулирующих факторов в данной ситуации, мы рекомендуем переход к пролонгированному аналогу, в том числе и у лиц молодого возраста.         При использовании в лечении прогностически неблагоприятной формы болезни Ходжкина пролонгированного варианта CEA/ABVD у 67% больных на 15 день цикла (2 введение) отмечается лейкопения 1 - 2 степени, что требует либо назначения колониестимулирующих факторов с 8 дня (контрольный анализ крови в середине цикла), либо применения сниженных доз цитостатиков.

Протокол лечения болезни Ходжкина (неблагоприятная прогностическая группа).

       Высокая эффективность протокола CEA/ABVD, отмеченная в нашем исследовании, позволяет рекомендовать его в качестве одного из вариантов химиотерапии I линии. Критериями  для назначения протокола CEA/ABVD является наличие у первичного больного HD III(2) – IV стадии или прогностически неблагоприятных факторов: массивного поражения средостения, очаговых изменений в селезенке, семи и более пораженных зон.           

Лекарственный этап:

1.       Возраст 16 – 39 лет: базовый вариант CEA/ABVD (4 курса).

2.       Возраст 40 лет и старше: пролонгированный аналог (4 курса). 

Лучевой этап:

1.      Субрадикальная программа с зональным сокращением полей, при пахово-подвздошной форме HD - радикальная.

Перейти в оглавление статьи >>>

 

       Обсуждение.

       В 90-е гг. на основе большого клинического материала были создана прогностическая модель GHSG, и выработка программы лечения была поставлена в прямую зависимость от принадлежности больных к той или иной прогностической группе. Бурное развитие лекарственного лечения существенно снизило роль лучевой терапии, особенно при распространенных формах болезни Ходжкина. Сторонники локальных программ исходят из предпосылки, что чаще всего рецидивы возникают в первично вовлеченных областях. Вторым основным аргументом противников применения лучевой терапии является большое количество осложнений со стороны легких и сердца и высокий риск развития солидных опухолей. Проблема оптимальных объемов и уровня суммарных очаговых доз во многом зависит от интенсивности предшествующей химиотерапии. В заключение хочется отметить, что, несмотря на значимые успехи и совершенствование методик лучевой терапии, разработка новых режимов химиотерапии остается основной стратегической задачей.

Перейти в оглавление статьи >>>

 

       Заключение.

       Следует подчеркнуть, что публикуемые в последнее время нашим Центром сообщения не умоляют достоинства общепризнанных схем лекарственного лечения (ABVD и BEACOPP). С нашей точки зрения, до конца не ясна и явно приуменьшена роль лучевой терапии в рамках комплексного лечения. Дальнейшие исследования и изучение различных подходов в лечении болезни Ходжкина позволят выработать оптимальные программы, в первую очередь, для распространенной формы заболевания.  

    Перейти в оглавление статьи >>>  

 

       Список литературы.

1.   Березкин Д.П., Филатов В.Н. Статистический анализ с помощью метода углового преобразования эффективности лечения больных злокачественными опухолями //  Вопр. онкол.-1985.-№1.-с.18-25.

2.   Даценко П.В. Сбалансированное сочетание лучевого и лекарственного компонентов при комплексном лечении лимфогранулематоза. Дисс. д-ра мед. Наук.-М.-2004.-235 с.

3.   Даценко П.В. Многофакторный анализ и прогностические группы при комплексном лечении лимфогранулематоза. http: // vestnik. rncrr. ru /vestnik/ v2/ v2.htm.

4.   Демина Е.А. Современное лечение первичных больных лимфомой Ходжкина // VII Росс. Онкол. Конгресс.- Москва.-2003.-С.103-108.

5.   Мерков А.М., Чаклин А.В. Статистическое изучение злокачественных новообразований// Метод. пособие.-Москва,1962.

6.    Barlett N.L., Rosenberg S.A., Hoppe R.T., et all. Brief chemotherapy, Stanford V, and adjuvant radiotherapy for bulky or advanced-stage Hodgkin’s disease: A preliminary report //J. Clin. Oncol.- 1995.-v.13.-p.1080-1088.

7.   Cutler S.J.J., Ederer F. Maximum utilization of life table method in analyzing survival // J. Chron. Dis.- 1958.-v.8.-p.669-712.

8.   Diehl V., Franklin J., Hasenclever D., et all.  BEACOPP: A new regimen for advanced Hodgkin’s disease // Annals of Oncology.- 1998.-v.9.-(Suppl.5).-p.67-71.

9.  Hoppe R.T. Hodgkin’s disease:  Second cancer after treatment Hodgkin’s disease: Complications of therapy and excess mortality // Ann Oncol.- 1997.-v.8.-(Suppl.1).-p.115.

10.    Kaplan H.S. The radical radiotherapy of regionally localized Hodgkin’s disease // Radiology.-1962.- v.78.-p.553-561.

11.    Mauch P.V, Armitage J.D., Diehl V., et all.  Hodgkin’s disease // Philadelphia.-1999.

12.     Peters V. A study of survival in Hodgkin’s disease treated by irradiation // Am. J. Roent.- 1950.-v.63.-p.299-311.

13.      Franklin J., Diehl V. Dose escalated BEACOPP chemotherapy regimen for advanced stage Hodgkin’s disease: final analysis of the HD9 randomized trial of the GHSG.// Ann. of Oncology.- 2002.- v13.-suppl.1.- p.-98-101.

14.   Wagner N.G., Barlett N.L. Lymphoma/ In The Washington Manual of Oncology, Ed by Govndan R., Arguette M.A., Lippincott Willims Wilkins, Philadelphia, 2002.- p. 278-285. 

15.   Wolf J., Diehl V. Hodgkin’s disease – pathogenesis and therapy // Ther. Umsch.- 1996.-v.53.-N.2.-p.140-146.  

   Перейти в оглавление статьи >>>        

 

© Вестник РНЦРР Минздрава России

©  Российский научный центр рентгенорадиологии Минздрава России